February 27th, 2012

не в кассу. мыслишки

на выходных посмотрели "Август восьмого". про сам фильм я уже писала. 
сейчас о другом. я родилась и выросла в Моздоке. именно из этого города я наблюдала за первой и второй чеченскими кампаниями. именно через Моздок вводили войска на территорию непокорной республики. 
к огромному количеству военных, бронетехники и постоянным полетам военной авиации мы привыкли быстро. к стрельбе за городом по ночам со стороны Чечни, когда боевики нападали на блокпосты, тоже. для нас все это было так обыденно, что лет с 13-14 я стала мечтать вырасти в военного журналиста: ездить по горячим точкам и писать/снимать, как там на войне. 
годам к 17 я стала как-то более реалистично и прозаично смотреть на жизнь. а когда поступила на журфак, мысли о войнах и горячих точках и вовсе отступили. и вот уже года четыре я пишу про соцсети, интернет и прочие IT. 
когда мы посмотрели на выходных "Август восьмого", мечта быть военным журналистом вновь вернулась. но я подумала, почему журналисты в фильме еду на броне танка без касок и броников в окружении полностью экипированных военных туда, где идут боевые действия? почему на них нет хотя бы каких-нибудь жилеток с надписью "пресса"? неужели и в реальной жизни журналисты ходят по полю боя вот ровно так - без какой-либо защиты? но даже если все это так, я все равно бы хотела хотя бы раз побыть военным журналистом...

P.S. Кстати, мне тут вспомнилось. во время чеченских кампаний многие журналисты, освещающие военные действия на территории Чечни, вели все свои репортажи из Моздока (в котором войны никогда не было), а не с территории непокорной республики. наверное, именно поэтому мне так часто задают вопрос "Моздок - это Чечня?". 

фото 868

вчера опять заложило нос, заболело горло. но я все-таки решилась утром пойти на работу, надев теплого "мишку". 
несмотря на первый день поста и простуду вечером встретилась с Малышом, зарядилась юной энергией. простуда, надеюсь, теперь окончательно отступит.